Иван Лабазов (labazov) wrote,
Иван Лабазов
labazov

Categories:

"Поваренная книга Декаданса". Экстремально-гастрономическо-декадентское чтиво

Лукан Медлар, Грей Дуриан. "Поваренная книга Декаданса" - М., изд."Новое литературное обозрение", 2004.
Из анонса издательства:
«Эта книга - об экстремальной кухне. Искушенный вкус не даёт просто насладиться трапезой, он требует чего-то большего. Еда перестает восприниматься как простое утоление голода. Обычного мастерства повара уже недостаточно. Кулинария постепенно превращается в «искусство для искусства». Здесь-то и начинается самое интересное.
Авторы, скрывающиеся за говорящими псевдонимами, создали научный труд, умело замаскированный под развлекательное чтиво. На его страницах описываются почти все виды странной, курьёзной, а порой и отвратительной пищи со времен Древнего Рима и до XIX века. Здесь описано, как готовить «запеканку из лапок панды», «руку цыганки», «грудки девственницы» и пр. В книге приводятся подлинные рецепты и отрывки из произведений мировой литературы, в которых встречаются описания шокирующих блюд. Впрочем, и здесь не обошлось без мистификаций ...»


Под катом - две публикации об этой любопытной книге:

Светлана Хохрякова. "Собака с бананами к компоту из огурцов"

"Издательство "Новое литературное обозрение" в серии "Культура повседневности" выпустило в свет забавную книгу. Она об экстремальной кухне. "Поваренную книгу Декаданса" составили и написали два британца с весьма причудливыми и, надо полагать, выдуманными именами - Лукан Медлар и Грей Дуриан. Эти господа, отнюдь не мифические, а самые что ни на есть натуральные и очень интересные на вид, по случаю презентации своего детища в московском ресторане "Шоколад" приехали в российскую столицу.
Некогда они организовали в Эдинбурге ресторан "Декаданс". Просуществовал он три года. Был популярен среди экзальтированной публики, кого-то раздражал и воспринимался как место скандальное благодаря подаваемой там экстраординарной еде и такого же рода ритуалам ее приготовления. Конечно, не всякому придется по вкусу какая-нибудь кошка в томатном соусе или тушеные бычьи гениталии. Повара тут были изощренные и образованные. Использовали рецепты не только старинных кулинарных книг, но и самые что ни на есть изысканные литературные сочинения вроде "Пены дней" Бориса Виана. Именно оттуда был извлечен способ смешивания напитков посредством диковинного агрегата под названием пианококтейль. Напитки публике нравились, тем более что в бокал клиента порциями поступал все новый и новый алкоголь синхронно звучанию новой ноты. Один из потребителей этого зелья начал страстно танцевать буги-вуги, врезался в трубопровод, по которому напитки, собственно, и поступали в пиано-бар, и сломал сложнейшую конструкцию. Все эти изыски для тех, кто понимает, для кого еда не просто способ заглушить голод, но искусство. Но сие безнравственное и увлекательное заведение было ликвидировано, а все, что от него осталось - так это книга, о которой идет речь.
Труд Медлара и Дуриана - самое настоящее чтиво, не обременительное и забавное, со своего рода историческим экскурсом вольного содержания - галопом по Европам и эпохам с кулинарной книгой под мышкой. Блюда, упомянутые тут, иной раз омерзительны, их названия не отличает тонкий вкус. А уж само описание этих дивных деликатесов наводит на самые мрачные мысли. Подкрепляются рецепты фрагментами изложений всякого рода исторических оргий. Приведены также цитаты из известных книг, описывающих прелести самых невиданных блюд.
Авторы обращаются к единственной дошедшей до нас римской поваренной книге Апиция Целия. Классическая закуска тут - яйца, которые подавали вареными с гарниром из перца, любистока, орехов, меда, уксуса и рыбного маринада. Яйца можно заменить морским ежом, который лучше всего есть, выходя из бани, а варить в рыбном бульоне с добавлением сладкого вина и оливкового масла. Среди прочих яств, более изысканных по сравнению с яйцами, - кальмары, фаршированные мозгами, маленькие жареные гениталии, вареный страус ("сварите страуса (это легче делать по частям) и отложите..."), похлебка из фламинго, тушеные дрозды. Рецепты розового и фиалкового вин не менее изысканны и имеют следующие рекомендации: "Используйте только лучшие и самые свежие лепестки, собранные после того, как высохла роса". Так питался Калигула.
Завтрак великого инквизитора сопровождался несколькими переменами блюд. Полакомиться народ этого сорта умел. Подавали сиенскую нугу, засахаренное анисовое семя, семена фенхеля и сосны, маленькие веточки неаполитанской пальмы, свежий миндаль в листьях винограда, жареные каштаны, тушенные в розовой воде с сахаром, солью и перцем, компот из репы, компот из огурцов. Играет музыка, омываются руки, меняются салфетки, зубочистки надушены розовой водой, сорок букетов, стебли которых утопают в золотой парче, украшают стол. Дикобразы готовились разными способами и уже не на завтрак. Из рекомендаций по обработке зверя: "Ловите дикобраза, когда он жирнее всего, в августе, но избегайте охотиться на него с октября по январь, когда его мясо имеет отвратительный запах". А вот чтобы поджарить на вертеле павлина, нужно поймать старую птицу в сезон с октября по конец февраля, убив, повесить на восемь дней на крюке без ощипа и потрошения. Описание одного из банкетов приводится из "Мемуаров придворного карлика, гностика по убеждению" Дэвида Мэдсена. Подавали абсолютно несъедобное блюдо с добавлением вареных женских панталон, живых жаб, башмачного каблука и прочих ингредиентов. Попугав народ таким образом, кормили потом уже олениной и куропатками. "Вино лилось, как моча пьяницы". Апофеозом вечера становился вынос огромного серебряного блюда с горой сливок, которые полагалось слизывать исключительно языком. Хмельные гости принимались за работу. Под холмом из сливок обнаруживалась голая женщина, которую собравшиеся и облизывали, а та "извивалась, стонала и хлопала ресницами в сексуальном экстазе".
Далее авторы описывают "золотой век" съедобной скульптуры времен эпохи Возрождения, когда обеды не обходились без марципановых богинь, призванных повышать культуру приема пищи. Возводились целые галеры из мясного фарша, украшенные петушиными гребешками вместо флагов.
Целые разделы посвящены всякого рода кровяным деликатесам и продуктам распада. Так, после пирога из грачей неплохо подавать сыр, пребывающий на разных стадиях разложения. Рецепт пирога из грачей начинается со следующих слов: "Замочите на ночь в соленой воде ножки и грудки шести молодых грачей". Будь на месте этих птиц куры или утки, мы бы и не обратили внимания на экстравагантность приведенного описания. Все дело в породе, как выясняется. Точно так же удивляет предложение отведать пуделя, хотя корейская кухня переполнена рецептами собачьих блюд. Все дело в привычке и традициях. Или вот ингредиенты "собаки с бананами": одна собака, соль, базилик с маленькими листочками, кожура чесночного растения, перец, оджом (вид приправы к мясу), цитронелла, лук репчатый, сладкие бананы сорта "odzoe beti", листья банана. А за запеканку из лапок панды, животного, некогда потреблявшегося в Китае, а теперь самого редкого и охраняемого, в наши дни возможно самому стать частью этой запеканки. Тем не менее авторы книги приводят описание этого блюда, дошедшего до нас от шеф-повара королевской семьи Пруссии. В финале следует приписка: "Предметом данной книги не является дальнейшая судьба оставшейся туши панды". Собственно, исходя из этого и следует относиться ко всему тому, о чем идет речь, а не апеллировать к правительству Китая с просьбой разобраться с врагами флоры и фауны.
Сладкий стол маркиза де Сада предполагает следующее меню: "грудки девственницы", "дамские пупки" из яиц, сахара, орехов и масла, "дамские ляжки" из ягненка, дважды прокрученного через мясорубку, и вареного риса. Руководствовались описаниями самого маркиза, приведенными в его романе "Сто двадцать дней Содома".
В завершение своего труда господа Лукан и Грей пытаются успокоить читателя разъяснениями самой идеологии декаданса, предполагающего усталость от жизни, мировую скорбь и опустошенность души. Что взять с такого человека? Ему вечно скучно, вот он и бросается на поиск острых ощущений. А в итоге вполне может прийти к духовной пище, посту и молитве. Ничего плотского. А чтобы этого все же не произошло с декадентом, ведь жалко же его, человек-то он невредный, авторы "Поваренной книги" дают ему некоторые подсказки, следуя которым, можно выйти из тупика. Например, взять свинью трех или четырех лет от роду, привязать за заднюю ногу к столбу и кормить смородиной с каштанами, а дальше - светопреставление ..."

Вот они - авторы "Поваренной книги Декаданса" с Г.Куценко в "Шоколаде":



Источник: http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=539&rubric_id=1002123&crubric_id=1002124&pub_id=588049

Майя Кучерская."Как сварить женские панталоны. В ресторане "Шоколад" давали уроки экстремальной кухни"

"Презентация "Поваренной книги декаданса", выпущенной в серии "Культура повседневности" (М.: НЛО, 2004), прошла с исключительной пышностью и изысканностью на грани фола. Гостям раздали программу предстоящих событий, при ближайшем рассмотрении оказавшейся не программой, а "Расписанием уроков ученика Школы русского декаданса".
На торжественной линейке, посвященной открытию школы, "ученики" познакомились со своим директором. Им оказалась главный редактор издательства "НЛО" Ирина Прохорова, сменившая строгий костюм деловой леди на упругие шелка частой посетительницы артистического кафе вроде "Бродячей собаки" и шляпку с вуалью. Директор представила двух авторов презентуемой книги, британцев Медлар Лукана и Дуриана Грея, уклончивые реплики которых только усилили таинственность происходящего. Тем не менее звонок зазвонил, школа открылась, и уроки начались.
Первый провел Александр Плуцер-Сарно, автор "Большого словаря мата", познакомивший учеников с рецептами нескольких коктейлей, которые образуются при смешении настоек пиона, прополиса и женьшеня. Плуцера-Сарно сменила искусствовед Раиса Кирсанова, посвятившая свое занятие падающей от шляпы тени на лице... Музыкальная группа "Маримба плюс" не давала разобраться, каким образом коктейли, соперничающие со знаменитой "Слезой комсомолки" Венички Ерофеева, ведущий вечер актер Гоша Куценко, череда экзотических блюд, устроенное госпожой директором шоу, подробности которого обойдем целомудренным молчанием, связаны с декадансом. Тем более русским. Лишь гостей, не злоупотреблявших любимым коктейлем Марлен Дитрих и раскрывших перед отходом ко сну подаренную "на посошок" книжку, пронзала истина: вся эта смесь улиток и зайчатины, вся эта воинствующая эклектика не связаны с декадансом никак. Тем более с русским.
Просто два приятеля из Оксфорда, Алекс Мартин и Джером Флетер, устав от преподавания и сочинения детских книжек, придумали себе двойников Медлара Лукана и Дуриана Грея, владельцев ресторана "Декадент" в городе Эдинбурге, практиков экстремальной кухни. "Поваренная книга декаданса" - сборник рецептов блюд, якобы подаваемых в их ресторане: жареный дикобраз, пирог из грачей, колбаски из морской свиньи, "рука цыганки", "ягодицы канцлера", "запеканка из лапок панды", собака с бананами. Фантастические рецепты, стилизованные под реальные с издевательским правдоподобием, прослаиваются фрагментами из Гомера, Флобера, Смоллета, Готье, описывающими самые причудливые пиры и трапезы: "В вашем что?" - спросил я у Льва. - Он внимательно поглядел на свое блюдо и понюхал: "Похоже на часть женских панталон, - ответил он. - Вареных" (Дэвид Мэдсен. Мемуары придворного карлика, гностика по убеждению"). Литературные отрывки предлагается читать вслух во время поглощения экстремальной пищи.
Декаданс трактуется здесь буквально, без усложненных культурных ассоциаций - это просто "упадок", пресыщенность, ведущая человечество к жажде все более изощренных удовольствий - в области пищи в том числе. У авторов получилась развлекательная книга, чтиво в чистом виде, которому просто противопоказана рефлексия по поводу "культуры повседневности". Любители взглянуть на последнюю с исследовательской точки зрения не обнаружат здесь ничего, даже отдаленно напоминающее лотмановские штудии бытовой культуры. Домашних хозяек тоже ожидает разочарование: рецепты "поваренной книги" мало исполнимы. Итак, перед нами еще одна забавная пустышка, проглотив которую, читатель, скорее всего, испытает острый культурный голод и ностальгию по временам, когда хотя бы на отдельно взятых островах учености царствовала научная добросовестность и равнодушие к калейдоскопу научных мод, а издательства интеллектуальной литературы не нуждались в том, чтобы привлечь к себе общественное внимание любой ценой.

Источник - "Российская газета", 29.11.2004:
http://www.rg.ru/2004/11/29/dekadens.html

См. также:
"Поваренная книга футуриста"
Вкусные книги. О кулинарии, гурманстве и около ...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments